Новости

Из архива: царская награда для Кувекинского батюшки

В истории храма села Кувекино есть интересная страница.  В четырнадцатом номере Московских епархиальных ведомостей за 1873 год опубликовано: 3 февраля 1873 г. Государь Император Всемилостивейше соизволил наградить состоящего благочинным священника церкви с. Кувекина, Подольского уезда, Петра Виноградова орденом Святой Анны 3-й степени. И через номер вышла ещё одна новость, касающаяся духовенства нашего храма:

«Указом Святейшего Синода № 1757 от 19 мая 1873 г. священнику церкви с. Кувекина Петру Виноградову за особенную деятельность по отправлению духовных треб во время свирепствовавшей в 1871-1873 гг. эпидемической холерной болезни преподано благословение Святейшего Синода».

И благословение Святейшего Синода, и, тем более, личный императорский указ о поощрении простого сельского батюшки – это награды довольно высокого уровня. К сожалению, чем же именно заслужил батюшка Пётр такой славы – неизвестно. Мы можем лишь предложить, описав общую картину героического подвига священников во время пандемии в конце XIX века.

Год 1871. Количество пораженных холерой губерний и областей – 49. Болеют более 300 тысяч человек, почти 125 тысяч скончались. Из числа заражённых, умирали 4 человека из 10. Настало чёрное время. С тех пор, как отшумели холерные бунты, в центральной России возникали эпидемии раз в 2-4 года. Предпосылок было много. Это и голод, и плохой водосток в крупных городах, отсутствие медиков, не соблюдение гигиенических норм и так далее. Однако в конце 60-х, начале 70-х годов назрела большая проблема.

Болезнь не жалела никого. Особенно маленьких детей. Холера уносила жизни сотнями ежедневно. То там, то тут разносились слухи, что больных хоронят заживо. Люди были в панике. Люди были озлоблены. Люди были напуганы.

При таких обстоятельствах стало очевидно, что нужна помощь тех, кому доверяют безоговорочно. И, конечно же, это были священно- и церковнослужители. На епархиальных уровнях принимается ряд мер, чтобы остановить распространение холеры. Перво-наперво духовенство начало с просветительской работы среди прихожан. На собственные средства церковь отпечатала и разослала листовки и буклеты «Наставление для сельских (городских) жителей: как уберечься от заболевания холерой» или «Воззвание к обитателям города и всем православным христианам N-паствы по случаю губительной болезни». Епархиальные ведомости отныне посвящают все своим номера одной теме. Читатели узнают этимологию болезни, её ранние признаки, меры предосторожности, правила ухода за больными.

Архипастыри лично проводят работу со священниками, осознавая, что только клирики могут выполнить поставленные задачи. В десятки раз увеличилась нагрузка на каждого батюшку, ведь работа велась не только в собственном приходе, но и множеством соседних, которые остались без кормчего, - болезнь не щадила ни мирян, ни людей в сане. Кроме того, были постоянные требы – исповеди умирающих, причастие их, и, как следствие, отпевание.

Во время проповедей пастыри обращались к своим прихожанам с напутствием, просили отказаться от пороков, таких, как алкоголизм, которые лишь усугубляют течение болезни.

И, конечно же, помогали пострадавшим практически. Так как средства церкви были ограничены, то духовенство обратилось к купеческому классу за помощью.  Купцы с пониманием откликнулись. Помимо людей состоятельных помочь мог и помогал каждый по своим силам. В храмах установили специальные кружки для пожертвований.

Чтобы поддержка была наиболее полезной, и доходила до каждого нуждающегося, создавали попечительства. В этом вопросе активно содействовали светские власти и медики. Но врачей и санитаров остро не хватало. Местами их заменяли тоже клирики.

Есть данные из архива Тамбовской губернии, куда эпидемия пришла чуть позже из европейской части России: сельские священники лечили больных гомеопатическими средствами. Им удалось спасти таким образом 8 заболевших. 15 человек исцелил другой тамбовский батюшка, обтирая перцовкой. Врачи, на которых ложилась многократная нагрузка, благодарили своих помощников в рясах, выносили им личные благодарности.

Конечно же, при таких обстоятельствах риск заболеть и заразиться был велик. Несмотря на все меры предосторожности, духовные лица болели. Многие умерли. Но были и чудесные случаи. Например, священник Иван Краснов, настоятель Каменского прихода, заболевал холерой дважды и дважды выздоравливал. Таким образом, вылечившись сам, он с уверенностью мог помогать и своей пастве.

Батюшкам приходилось принимать самостоятельные решения для того, чтобы остановить распространение недуга. Например, священник Федор Ершов на собственные средства приобрел лекарства и установил карантин в селе, где служил.

Приходам удалось сделать то, что не удавалось светским властям. Они объединили общество, сплотили его, подняли моральный дух, остановили панику и суеверие. Для священников не было разницы между людьми, ни по национальности, ни по вере. Например, в Семипалатинске, была отслужена панихида и для христиан, и для приверженцев ислама.

К концу этой эпидемии во многих отечественных семинариях начали преподавать основы медицины. И почти каждый приход был оснащен аптечкой.

Когда болезнь и смерть уже проникла в дома людей, забирая самых близких, главной задачей духовенства стала поддержка в трудный час земного расставания. Как говорили современники, батюшки были их Ангелами-Утешителями.

Общества сёл ратовали за то, чтобы их духовные наставники были награждены. В вышестоящие инстанции писались прошение о поощрении пастырей. Большинство жителей до единого подписывали ходатайства. Как минимум, эти труды доходили до Епархиальных ведомостей, а подчас и выше.

Видимо, и заслуга отца Петра Виноградова из Кувекино была так велика перед населением, что благодарная паства отправила письмо с просьбой о награждении своего любимого настоятеля.